Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
ВОПРОС НЕДЕЛИ
    Что остановит пьяного за рулём?
    Акцент недели: Думы Онищенко
    Отклик: Почему в крае процветает туберкулез?
ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
    О чём мечтают министры
ПАМЯТЬ
    Свой след на земле
    С ним было легко и интересно
    «Не надо пафосно говорить…»
    Говорит Виктор Родионов...
    Цветы для главного редактора
О ЛЮДЯХ ХОРОШИХ
    Золотой председатель
БЕСПОКОЙНОЕ ХОЗЯЙСТВО
    Не ищите выгоду в сметане
СПРАШИВАЛИ - ОТВЕЧАЕМ
    "Писем счастья" не будет?
КРУПНЫМ ПЛАНОМ
    Если не мы, то кто?
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    Началось с заметки, которую я не писал
    Ветеран двух войн
МАЛОИЗВЕСТНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ
    Целостное видение природы
О ЧЕМ НАМ ПИШУТ
    «Мои противники – враги народа!»
    Требуем опровержения!
ПО ЗОВУ СЕРДЦА
    По верному пути
    Жизнь без детей бессмысленна
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Сенокос
    Новое имя: Зинаида Староверова
ФАЗЕНДА
    Что мы знаем о капусте?
    ИТОГИ КОНКУРСА Лучшее подворье
Выпуск № 43 от 24.10.2012 г.

Золотой председатель

«Когда-то у нас в с. Нижний Калгукан, Калганского района, был богатый колхоз. Председателем был Алексей Петрович Минеев, золотой председатель, умный, чуткий и очень правильный. Колхоз стал миллионером. Построили дом культуры, двухэтажную кирпичную школу, больницу, механизировали ток, организовали хорошую стрижку овец, установили комплекс по производству витаминной травяной муки. Построили кирпичные коровники, бревенчатые кошары, Всё было как у людей.
И вдруг эта перестройка! Клуб и кошары сожгли, столовую и пекарню разворовали, КРС смели, и следа не осталось. И теперь нет ничего в деревне, и люди остались без дела. А наш бывший председатель живёт в Чите, поговорите с ним!

Вера Иннокентьевна
Нюхлова, г. Краснокаменск».


Мы взяли это письмо и отправились с ним в гости к удивительному человеку, которых, поверьте, нынче встретишь очень редко. Разговор получился искренним и открытым. Иногда что-то вспомнить отцу помогала дочь, Галина Алексеевна Филиппова. И в этом нашем разговоре, в воспоминаниях Алексея Петровича есть что-то такое, что просто так не перескажешь. Это можно только почувствовать.

Молодой специалист
В Забайкалье он приехал в числе 13 молодых специалистов по направлению министерства сельского хозяйства. До этого была учёба в Ульяновском сельхозтехникуме, а ещё раньше… Ещё раньше была война. После окончания 9 класса парень ждал призыва, а получил путёвку в ФЗО (на фабрично-заводское обучение). Всю войну Алексей Минеев проработал на шахте: сначала учеником, затем помощником мастера производственного обучения, потом мастером группы крепильщиков (крепил выработки в шахте). Добывали сланец: прибывала по Волге баржа, его грузили и увозили. Когда война кончилась, парень пошёл учиться. Было их три друга, всех троих отправили затем в Забайкалье.
«Убежали», спустя время, отсюда и двое друзей, и те, с кем приехал он по направлению. Сам же Алексей, уроженец пос. Ивановский, Корсунского района, Ульяновской области, остался.
Не Чита была, а деревня, вспоминает он, большого-то здания нигде не было. Областное управление сельского хозяйства направило молодого специалиста в Калгу, его назначили главным агрономом районного управления сельского хозяйства. Затем - заведующим сельхозуправлением, работал заместителем председателя райисполкома, одновременно ведая сельским хозяйством. Потом избрали секретарём райкома, здесь он отработал недолго: три колхоза объединили в один, назвали его им. Ленина, а Алексея Петровича направили туда председателем. Естественно, собрание провели, проголосовали, избрали - всё как следует. Не было ему тогда и тридцати лет.
«Начинали, можно сказать, с сохи, - вспоминает Алексей Петрович, - всем давали технику в рассрочку, в кредит, хотя они и не платили потом, а мы выкупили сами, на свои средства, потратили около миллиона рублей. Когда появилась техника, стали работать более-менее цивилизованно.
Как Хрущёва выбирали, так сеяли кукурузу. Натягивается проволока, всё размечается, специальным приспособлением сеяли. Урожай кукурузы был преотличнейший! Вот я помню, еду на жеребце, он высокий, да я сижу – и то достать её не могу! Очень хорошо здесь растёт кукуруза, если к ней относиться правильно.
Сеяли пшеницу, ячмень, гречиху, рапс, и даже сою пробовали сеять. Вызрела она, кстати, только почему-то больше её совсем не сеют».

В чём заключается счастье
Ещё после окончания Ульяновского сельхозтехникума Алексею предложили без экзаменов поступить в сельскохозяйственную академию в Москву. От академии-то, наверное, мало бы кто отказался. А он решил поехать туда, куда направили. И это действительно была судьба, ведь именно здесь, в забайкальской Калге, он встретил ЕЁ - Ираиду Петровну, женился.
Семья председателя устроилась в маленьком домике. Мама рассказывала детям, что прежде здесь хранили сбруи и другие конские принадлежности, а перед самым их приездом домик собрали, получился он из трёх комнат, с оклеенными обоями перегородками, с русской печью. И были в этой маленькой избушке, почитай, все областные руководители сельского хозяйства, отправлявшиеся в этот край по делам. «Вот гостиницу мы так и не построили!» - уже сейчас, спустя много-много лет сетует Алексей Петрович. Гостей принимала Ираида Петровна.
Угощать – угощали, а чтоб дружить с начальством, председатель дружбу не водил. Все они были далеко от него, делали свою работу.
В 1957 году Алексея Петровича избрали депутатом Верховного Совета СССР, два, а иной раз четыре раза в год он ездил в Москву. Депутат имел определённые наказы: кто машину просил, чтобы дали, кто сварочный агрегат. Кто – чтоб областные организации помогли построить в селе школу. Когда его срок депутатства завершился, облисполком сделал выписку, какие были наказы и что сделано. Оказалось, всё нормально, наказы выполнил, оправдал доверие.
А в маленькой избушке ждала председателя семья. Родилось у него трое детей, которые с самого детства понимали, что папа их в селе – важный человек.
«Понимали мы, - говорит сейчас Галина Алексеевна, - да только почти не видели, всё время на работе, на работе! Но я помню, как он ездил на сессии и приезжал, это был праздник! Столько рассказов было! Помню, как он первый в деревню привёз стиральную машинку «Белку» из Читы, а там ещё электричества-то постоянного не было. Все ходили к нам, смотрели на эту машинку.
Мне совсем мало было лет, но я очень хорошо помню село. Помню, где находилась кузница, ток, какой порядок был на току! Три года назад я ездила туда – всё развалилось… Там остались знакомые, соседи, с кем мы жили. Все так радостно встречали меня, расспрашивали!..  Вот сколько лет прошло с 1963 года, а вот он, Нижний Калгукан, - наше  счастливое детство. Ведь счастье в чём заключается? В свободе, в отношении с людьми… Помню, был там такой завскладом Павел Пахомович Ерохин, иду я девчоночкой, а он мне: «Галя, ты чего же не придёшь на склад мёд взять? У тебя же горло болит! Папе вашему всегда некогда, ты приди, мёд возьми!»
Чужой человек, понимаете? И так вот – все к нам относились очень по-доброму».

Хозяева
Нижне-Калгуканский колхоз стал единственным колхозом-милли-онером в районе. И в первые два-три года при молодом председателе так хорошо поднялся, показатели и по овцеводству, и по растениеводству, и по животноводству были самыми лучшими, что Алексея Петровича представили к Ордену Ленина.
«Надо трудиться как следует, по-честному, - считает он. - Были люди у нас хорошие, трудолюбивые. Я, например, всегда был в курсе дела, а потом большое внимание тогда было уделено овцеводству, к примеру. Вот сейчас его восстанавливают помаленьку, а тогда один наш колхоз имел 25 тысяч голов овец. По сдаче шерсти государству мы были первыми, давали возможность народу нашему работать в колхозе, работать честно. Безработицы никакой не было. Пьяниц где не бывает, но это – единицы, и то он попивал и работал, а так, чтобы массово, – не было такого.
Потом мне долго снилась деревня. Что утром вставать, надо идти к людям, давать не указания, а советы! Потом ездить по отарам, проверять, как идёт окот или подготовка к окоту. Сначала ездил я на коне, потом купили мотоцикл. Когда стал депутатом, предоставили возможность приобрести для колхоза автомашину «ГАЗик», но ещё на конях всё равно ездил, по отарам поедешь, местность всякая!»
«Бензина-то много давали? - спрашиваю. – Можно ездить-то было?»
«А кто давал-то? – говорит. - Мы сами хозяева-то были! На счёте капиталовложения у нас всегда миллион был на все дела, поэтому мы о горючем-то не думали. Да он тогда копейки и стоил, бензин-то».
После 9 лет председательства по состоянию здоровья Алексей Петрович вернулся в Калгу, где работал в отделе кадров, затем в течение 7 лет – заместителем председателя райисполкома. Примерно столько же был лидером профсоюза, затем – главным инспектором по закупкам и качеству сельхозпродуктов по Калганскому району. С этой должности в 1985 году он ушёл на пенсию.

Со слезами на глазах
С 1994 года он живёт в Чите. Многое за это время случилось, и только недавно закончилась очень непростая, некрасивая история с квартирой для орденоносца. Хоть организация, из которой на пенсию уходил, и располагалась в Чите, самого Алексея Петровича в забайкальской столице никто не знал.
«Как переехали сюда жить, подали с бабушкой заявление, - вспоминает он, - чтобы нам дали квартиру. Не знаю, кто уж наплевал на это заявление, но через несколько лет выяснилось, что ни бабушки, она была репрессированной и реабилитированной, ни меня в списках на квартиру нет. Что делать?
Пошли мы в приёмную президента Путина. Конечно, не надеялись, что нам дадут квартиру, но пришли. Нас встретили хорошо и сказали: будет сейчас принимать губернатор Гениатулин. Он пришёл, поздоровался с нами, кое-какие вопросы спросил. Приглашены были фотокорреспонденты. Он мои документы посмотрел, удостоверение к Ордену Ленина, депутатское удостоверение, ещё Георгадзе подписанное. Спросил бабушку, как она работала… «Хорошо, - сказал. – Мы вашу просьбу рассмотрим!»
Ну и как рассмотрели? Если мы по-старому были в очереди 900-ми, после посещения губернатора стали далеко за тысячу…»
… Своего жилья старики продолжали добиваться, но хорошего отношения почти не встречали. Многие чиновники с ними беседовали, предлагали «варианты» - например, включить в очередь на получение субсидий на жильё в качестве инвалидов (и Алексей Петрович и Ираида Петровна уже имели к тому времени группы инвалидности). Сколько за эти годы документов было собрано! В результате обивания порогов получил Алексей Петрович инфаркт, а Ираида Петровна – инсульт. И никакой квартиры.
Так и не пробив бюрократическую стену, они отправились в суд.
В нынешнем году по решению суда Минеевым была перечислена субсидия на приобретение нового жилья. Вот только Ираида Петровна уже не справит долгожданного новоселья – 9 Мая, в тот самый светлый, самый важный праздник, она скончалась.

Ах, как годы летят…
Алексей Петрович живёт сегодня в квартире у дочери, новый дом, в который они с бабушкой вложили столь долгожданную «государственную помощь», будет сдан в конце года.  Протягиваю ему письмо Веры Иннокентьевны. Он внимательно и долго читает его, какие-то слова повторяя вслух.
«Дорого, - спрашиваю, - что помнят люди добрым словом?»
«Конечно, дорого, - говорит. – Но, может быть, и поздно. Мне уже 87 лет, скоро будет 88… А если про письмо говорить… Конечно, в то время колхозники жили, можно сказать, зажиточно. В один год получили по 13 рублей на трудодень, это была большая оплата, потому что другие колхозы выдавали копейки на трудодень. А мы – заработали».
… Крепок и прям в своём преклонном возрасте «золотой председатель» Нижне-Калгуканского колхоза-миллионера, орденоносец Алексей Петрович Минеев. И не зря, пожалуй, колхозники своего председателя всегда поздравляли песней «Я люблю тебя, жизнь», ведь каждое слово в ней – про него. И живёт по-прежнему его огромная любовь к жизни, родной земле и к людям, для которых он работал так, что помнят они об этом почти 50 лет спустя.
Низкий Вам поклон, Алексей Петрович!
Мария ВЫРУПАЕВА,
фото из семейного
архива А. П. Минеева

3d
Яндекс цитирования