Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
ВОПРОС НЕДЕЛИ
    Эльдар Рязанов: в кадре и за кадром
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ
    Михаил Дугаров: «Лелейте надежду!»
У ВСЕХ НА УСТАХ
    Как живешь, миллионер?
    Приключения булки хлеба
ВОПРОС ДЕПУТАТУ
    О почетных железнодорожниках
    О сельской жизни
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
    Непочатый край
О ЧЕМ НАМ ПИШУТ
    А связь среди берез на кочке…
    Возрожденный ансамбль
    Это агония?
    Солнце железнодорожной больницы
    Полезная встреча
    Снимите главу с трактора!
    Почему низкая явка на выборах?
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ
    Дом, в котором уютно всем
ЭТО ИНТЕРЕСНО
    Безграничная Монголия
НАША ГОРДОСТЬ
    Удачи, сержант Сороковиков!
    Остался верен воинской присяге
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    Старейший и мудрейший
ВОПРОС ЮРИСТУ
    О праве на тишину
ДЕТИ ВОЙНЫ
    Такое детство не забыть
ЛЮБИТЕ ИСТОРИЮ
    Сколько же им лет?
    Курлыч – дикуша горькая
МАЛОИЗВЕСТНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ
    Изменчивость Забайкалья от Байкала до Аргуни
МИЛОСЕРДИЕ
    Жизнь без детей бессмысленна
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Вольная Забайкальская поэзия
    За Острой сопкой
ФАЗЕНДА
    По законам астрономии
    Хозяйке на заметку
    Повариха
Выпуск № 47 от 21.11.2012 г.

Безграничная  Монголия

Монголия – соседка. Вроде вот она за околицей. От Кыры – до государственной границы всего-ничего, рукой подать – меньше ста километров. Но сразу по пересечении границы начинается совершенно другая земля.


Цель, которую поставил руководитель экспедиции, директор заповедника, талантливый фотограф Виктор Яшнов – добраться до Истоков Амура, запечатлеть первые его капли. Дополнительно – поддержать связи и контакты с монгольскими коллегами. Наших ученых здесь знают давно, долгие годы сотрудники Сохондинского заповедника, Онон-Бальджинского национального парка работают вместе. Ведутся работы по созданию трансграничной особо охраняемой территории «Истоки Амура».
Международная трансграничная особо охраняемая территория «Истоки Амура» пока находится на стадии проектирования. В нее входит Сохондинский заповедник (Россия), занимающий территорию более 240 тысяч гектаров, Онон-Бальджинский национальный парк и Хан-Хэнтэйский заповедник (Монголия). Совместная территория, где зарождается Амур, требует охраны двух стран.
Первый пункт назначения экспедиции – поселок Дадал. За последние годы Дадал-сомон сильно изменился, стремительно развивается. Всего несколько лет назад электричество здесь было всего шесть часов в сутки, от автономного дизель генератора. Сейчас, несмотря на централизованное электроснабжение и другие свидетельства прогресса, главная улица поселка по-прежнему напоминает картинку из вестерна. Еще бы – по монгольским дорогам проще всего передвигаться на лошадях. Еще монголы объездили небольшие, но юркие мотоциклы, ухитряются передвигаться по раздолбанным грунтовкам на сильно поживших японках. Бампер, подвязанный веревкой, – здесь явление обыденное.
Говорят, что сохранившаяся в первозданном виде природа Монголии, результат того, что в стране очень плохие дороги. Местами почти непроходимые. Они сдерживают поток туристов, желающих окунуться в экологически чистую действительность. Однако в последнее время правительство Монголии вкладывает большие деньги в «Дорогу тысячелетия». Автотрасса протянется через 10 аймаков и призвана увеличить туристический поток на треть.
 Туристам в Монголии предлагают исторические, экологические и этнические научные туры. Рассказывают о традициях страны Чингисхана, предлагают наблюдать за перелетными птицами. Хотя имя Чингисхана у монголов настолько популярно, что желание применять его как бренд приходится сдерживать на уровне государства.
Мы едем на проверенном коне – сохондинском уазике-таблетке (по-монгольски «пургон»), который мастерски ведет Николай Климов. В Дадале находится офис Онон-Бальджинского национального парка.
Онон-Бальджинский национальный парк занимает площадь более 415 тысяч гектаров. Национальный парк расположен за 600 километров от Улан-Батора на территории Хэнтэйского и Восточного аймаков. Главные реки Онон и Бальджа. Создание Онон-Бальджинского национального парка сыграло большую роль в сохранении Онона. Здесь обитают лось, кабарга, косуля, кабан, тарбаган, заяц-песчаник. В красную книгу Монголии занесены кабарга, лось и даурский суслик.
Инспектор Онон-Бальджинского национального парка Бухилиг 10 лет ведет наблюдения на Бальдже. Говорит, что уровень в реке сильно понизился. И с дрожью вспоминает время, когда из России в Монголию текла мутная, грязная вода с отходами деятельности золотопромышленников. При этом название артели «Бальджа», расположившейся на реке с одноименным названием, звучит насмешкой над монголами, для которых чистая вода – все. А Бальджа – основная река Онон-Бальджинского национального парка. Тогда почти разразился международный скандал. К российскому правительству обращались сотрудники заповедников, скотоводы. Золотопромышленников удалось остановить, правда, только частично. Теперь Бальджа из России в Монголию несет чистые воды. А у Бухилига на склоне реки расположилась небольшая база для отдыхающих.
«Я с детства люблю природу. - рассказывает Дамдин Сурэн Бухилиг, инспектор Онон-Бальджинского национального парка. – Держу здесь пчел и дойных коров. Я организовал дружину по охране природы. В нее входит 15 семей. Меня наградили медалью как передовика по охране природы. То, что делала артель «Бальджа», это было ужасно. Вода была очень грязная».
Виктор Яшнов, директор Сохондинского заповедника, много сделал для того, чтобы умерить аппетиты «Бальджи» и остановить загрязнение общих трансграничных рек. Рассказывает, что в России к экологам стали прислушиваться и, по крайней мере, хоть и моют в этом году в Киркуне, но такой грязи, как в Ашинге, нету. Что же касается монголов, то они полностью запретили добычу золота нещадящим способом на своей территории.
За большой вклад в охрану природы Виктору Яшнову коллеги из Хан-Хэнтэйского заповедника вручают государственную награду Монголии.
По древним законам монголам нельзя загрязнять реки и озера, вскапывать землю, ломать ветки деревьев, охотиться в запрещенных местах в неположенное время. И птицы, и звери всегда считали трансграничную территорию общей. Дзерены, например, сезонно мигрируют из России в Монголию и обратно. Из-за сплошной линии ИТС (Инженерно-технических сооружений) на границе Монголии и Китая животные могут приходить только на сопредельные с Монголией российские территории. В наиболее сложные для антилопы годы количество мигрантов, пришедших в Россию, достигает десятков тысяч. Незначительная часть из них остается у нас на постоянное место жительства, но основная масса возвращается в Монголию.
В первую очередь в сохранении животного мира всегда заинтересованы настоящие охотники. 95-летний ветеран Доржийн Зундуидагваа – первый в Дадале штатный охотник-промысловик. В гости к легендарному дадальскому долгожителю сохондинцы всегда заходят, когда бывают в этих местах. В его уникальном доме-музее можно увидеть историческое оружие самых разных времен, начиная с XIX века. Живет ветеран под крылом 38-летней жены Бушуг, многочисленных детей и внуков. И наотрез отказывается переезжать в городскую квартиру в Улан-Баторе. Именно здесь под крышей исторического дома можно почувствовать всю силу монгольских традиций.
Здесь сохондинцев потчуют особенным блюдом, приготовленным для почетных гостей. Это боодог, запеченный в печи тарбаган, набитый камнями. Тарбаганов в степи много, его мясо, кожа и жир считаются полезными для печени и желудка. Правда, и в России, и в Монголии зверька почти истребили.
В Биндэре сохондинцев встречает старый друг Тэпилийн Цэдэвдорж. Он из старого поколения монголов, что хорошо знают русский язык. В советские годы успел получить образование в России, выучиться на мелиоратора в Тимирязевской сельхозакадемии. Монгольская молодежь, в отличие от родителей и дедов, теперь чаще говорит по-английски, чем по-русски. Детей стало принято учить в Европе и Америке.
Цэдэвдорж как истинный поэт и мелиоратор назвал дочку и сына Онон и Керулен. Названия рек для монголов священны. Поскольку веками на своей земле они разводят скот, знают, что вода – это жизнь. На территории Хэнтэйского нагорья текут многие реки, которые особо почитают монголы.
Главный офис Хан-Хэнтэйского заповедника находится в селе Менгенморт, что означает «серебряная лошадь». Добрый друг сохондинцев Оюнгэрэл – известный в Монголии ученый-биолог. Двадцать лет назад она вместе с российскими коллегами проводила исследования, была одной из тех, кто основал Хан-Хэнтэйский заповедник.
«Исторически так сложилось, что народ Монголии очень трепетно относится к природе, - говорит Баастын Оюунгэрэл, доктор географических наук, научный сотрудник института географии Монголии. - Например, в реки, озера нельзя бросать ничего красного цвета, белого цвета. После переходного периода 90-х годов отношение людей к природе изменилось. Я думаю, что повлияла бедность, безработица. Но сейчас ситуация меняется. Нас очень сильно поддерживает правительство. В этом году площадь заповедника расширили почти на 456 тысяч гектаров. Теперь она занимает почти два миллиона гектаров. Правительство поддерживает развитие особо охраняемых природных территорий».
Многие реки, которые особо почитаются в Монголии, берут начало на Хэнтэйском хребте. Керулен преграждает путь российской экспедиции, через знаменитую монгольскую реку нам не перебраться. Даже на конях, вброд, как первоначально планировалось.
Нас сопровождают Сосор и Баяр, инспекторы Хан-Хэнтэйского заповедника. И тот, и другой – скотоводы, за то что они охраняют природу Хан-Хэнтэя, государство позволяет им держать скот на охраняемой территории. Хозяйство большое, у Сосора, например, 90 коров и 35 лошадей. Велика и территория заповедника, которой занимается каждый инспектор. Баяр, например, отвечает за участок в 60 тысяч гектаров. При таких условиях очень трудно бороться с браконьерами.
Сама система охраны природы в Монголии принципиально отличается от российской. Система кордонов на границе заповедников, вооруженная охрана, отработанная система борьбы с пожарами – это наши сильные стороны. У монгольских охраняемых территорий нет четко обозначенных границ, но они мобильны и могут проникнуть даже в самый глухой уголок на лошадях.
Общая площадь заповедника 1 миллион 220 тысяч гектаров. Хан-Хэнтэйский заповедник расположен на территории Хэнтэйского и Селенгинского аймаков. На территории Хэнтэйской горной страны есть священные места, которые почитаются монголами со времен Чингисхана. Здесь обитают более 50 видов млекопитающих, 220 видов птиц.
И хотя пока «Истоки Амура» только проектируется, в реальности трансграничная особо охраняемая природная территория давно существует. «Сохондинский заповедник от границы отстоит на 40 километров. Онон-Бальдж примыкает к границе. Мы действительно работаем вместе, - говорит директор Сохондинского заповедника Виктор Яшнов. - Вот эти территории – буфер между Сохондинским заповедником и Онон-Бальджинским национальным парком, хоть и не входят в нашу территорию, но мы тем не менее на ней работаем, когда идет нерест рыбы и по противопожарным мероприятиям. Проводим научные экспедиции, детские экологические слеты уже более десяти лет».
В следующем году сотрудники заповедников ждут подписания соглашения между правительствами двух стран об официальном создании трансграничной охраняемой территории «Истоки Амура». А мы ждем новых свиданий со своевольной красавицей Монголией, которая никогда не открывает всех тайн с первой встречи.
Ирина Трофимова,
фото автора

3d
Яндекс цитирования