Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Новости недели
    Акцент недели
    Выборы: предварительные итоги
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ
    «Нам не нужен миллион овец...
ПРОШУ СЛОВА!
    Чабанские дальние зори
ДАТА
    Великолепная семёрка
ГРАЖДАНСКИЙ ФОРУМ
    Сила – в людях
    Кто останется на «территории будущего»?
БЕЗ РЕТУШИ
    С такими учителями у нашей земли есть будущее
ТелеМАНИЯ
    Экипаж ангелов неба. Часть 2
ЗДРАСТЕ, СНАСТИ
    Рыбацкий минимум
ЗДРАСТЕ, СТРАСТИ!
    Кролик Паша
ВЫХОД В СВЕТ
    «Чистые игры» на берегах Забайкалья
ЮБИЛЕЙ
    «100 лет прожить – не поле перейти»
ПО ЗОВУ ДУШИ
    Трудовая слава Кокуя
1941-1945
    Немеркнущая слава снайперов
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
    Вольная забайкальская поэзия
СМЕЛО ЗА ДЕЛО!
    Думайте сами, решайте сами: Иметь или не иметь!
ЗДОРОВЬЕ
    «Здравствуй, милая картошка…»
ФАЗЕНДА
    Как правильно посадить ранетку
    Райские яблочки
Выпуск № 37 от 11.09.2018 г.
18 дней чумы
Николай ЛОВЦОВ (1898–1962)
Продолжение. Начало в №28
    
    – Товарищ командир, на телеграфе чума. Телефон не работает. Дохтура там, и вас зовут, – они кричат это мне с противоположного конца улицы. Но что с ними сделаешь? Я лишний раз убеждаюсь, что меня все боятся. Меня это бесит, но я сдерживаюсь, поворачиваюсь и ухожу к себе в комнату, а из окна я вижу, как они, обрадованные, бегут, но не к доктору, а на другой конец посёлка, видимо, домой. Вот, думаю, и поработай в такой обстановке.
    Китаец же уже завернул свои вещи и засунул их в передний угол под хозяйские иконы. И только сейчас я заметил, что перед иконами не горят лампады. Обыкновенно они горели день и ночь. Как будто это были неугасимые огни. Я смотрю на лица угодников и неожиданно дико хохочу.
    – Капитана, зачем? Нехорошо смеяться бог, – возмущается китаец. Он удивлённо смотрит на меня и отходит к двери. Я машу на него рукой. Он ничего не знает. Да ему этого не понять и объяснять не стоит. Но я-то помню, что до чумы мои хозяева отличались особенной религиозностью. У них во всех углах были неугасимые лампады. А теперь...
    – Товарищ командир, как, чайку-то вам надо?.. Я перестаю смеяться, и поворачиваюсь к двери. Оттуда выглядывает удивлённое лицо Фёдора. Ко мне он не проходит. Но чайник у него в руках, и он его ставит около порога.
    – Вали-ка, ходя, пей чай, да меня подожди, скоро приду.
    Китаец широко улыбается и тут же садится за стол.
    
Глава четвёртая

    Телеграф и телефонная станция у нас на краю посёлка. От меня версты полторы. Я вскакиваю на своего карего, прижимаюсь к его шее и несусь карьером. Холодный воздух щиплет мне щёки. Сегодня я не умывался. Что ж, умоюсь воздухом. Вот мне стало и свежее. Но зато у меня начинают мёрзнуть пальцы. Странно, но мне это приятно. Вот и изба телеграфа. Я спрыгиваю с коня, заматываю повод о старый плетень и подхожу к избе. Перед ней часовой и толпа народу. Тут же и «американка» докторов. Это говорит мне, что врачи здесь. Бросаю взгляд на окна. Сквозь застывшие стекла выглядывают испуганные лица телеграфистов. Одного из них, широколицего Тихонова, я узнаю. Он почему-то машет мне рукой.
    – Глядикось, бригадный-то какой прыткий. Ну, сегодня нарвётся, без маски не сунется, да и халата на нём нет...
    Голос из толпы. Я не оглядываюсь и подхожу к часовому.
    – Да дьявольщина его узнает. Он везде лазит...
    – Что узнает?..
    – Да бригадного-то. Вот ведь во все дома он заскакивает и не боится. Сёдни у него китаец спал. Вместях с ним. А глядикось, он тут уже, и без чумы. А китаец, говорят, помер ночью...
    – Ну, он-то россейский. К ним не прилипчива...
    – Сказал, к другим прилипает же...
    – Ну, ён, говорят, спирт шарашит чистоганом...
    – А ты вот сколь лет шарашишь также, а вот зачумеешь...
    – Глядкось, вот он, сейчас сдрефнет...
    Я знаю, толпе только дай материал. Они и чешут языком. Больше и говорить нечего. Однако я действительно не знаю, заходить мне или нет... Но тут выручает Степан Александрович. Он подходит к окну, и я вижу: лицо у него без маски. Я смело перешагиваю плетень и вхожу. Сзади раздаётся:
    – На-ко, возьми-ка его...
    – Что это у вас?
    – Да, Николай Алексеевич, комендант перепутал, – объясняет мне Титов. – Ночью один из телефонистов где-то нализался. Жар у него поднялся. Они и вообразили, что у того чума. Сразу весь телеграф и оцепил. А те прекратили работу. Вот смотрите на них...
    – Где комендант?
    Его не оказывается. Кто-то бежит за ним. Но в это время стучит морзе, и слухач Тихонов сообщает, что начдив требует меня к аппарату. Я подхожу.
    
    Продолжение следует...
3d
Яндекс цитирования