Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
ОСТРЫЙ УГОЛ
    В Целинном изымают технику
ПРИГЛАШЕНИЕ К РАЗГОВОРУ
    Об овцеводстве, лекарствах и науке
КРУПНЫМ ПЛАНОМ
    Приватизация по-новому. Без ваучеров?
ЗДОРОВЬЕ
    И сердце скажет вам: «Спасибо!»
МЫСЛИ ВСЛУХ
    Посевные – на вырост
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    Из тысячи один, один на тысячу!
НАШИ ЛЮДИ
    Я буду рядом!
ТелеМАНИЯ
    «Чужой»: 40 лет ужаса в космосе
ЗДРАСТЕ, СТРАСТИ!
    Тома
ЗДРАСТЕ, СНАСТИ
    Не играй со смертью!
ВЫХОД В СВЕТ
    Владимир Винокур в Чите
И Я ТАМ БЫЛ...
    «Без короны не возвращаться!»
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Вольная забайкальская поэзия
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
    Тарбагатайский аэродром
Выпуск № 16 от 16.04.2019 г.
Тарбагатайский аэродром
Весной 1920 года на территории Забайкалья была провозглашена Дальневосточная Республика (ДВР) со столицей в Верхнеудинске (Улан-Удэ), куда вошли Забайкальская, Амурская, Приморская области Камчатка, Чукотка и Северный Сахалин, в октябре 1920 года столица республики была перенесена в Читу. Государство поддерживалось и финансировалось Советским правительством, просуществовав до 15 ноября 1922 года.
Своя армия

    С созданием нового государства возникла и необходимость создания своей армии, получившей название Народно-революционной армии Дальневосточной Республики (НРА ДВР).
    Были созданы пехотные полки, кавалерия, танковые войска, флот и авиация. Красная Армия снабжала войска ДВР командными кадрами, оружием, боеприпасами и авиацией. Красные военлёты стали теперь лётчиками Дальневосточной Республики, перерисовав красные звёзды на своих самолётах на красно-синие ромбы – эмблему НРА. Авиация Дальневосточной Республики состояла на тот момент из 10 изрядно потрёпанных самолётов, захваченных в армии адмирала Колчака, кстати, и лётчики были тоже колчаковскими, некоторые из них просто перелетели на своих самолётах на аэродромы ДВР.
    В августе 1920 года, в связи с наступлением войск НРА на Читу, из-под Верхнеудинска было переброшено несколько самолётов на аэродромы Баляга и Тарбагатай. На окраине Тарбагатая, в юго-западной части, расположился аэродром 1-го авиационного отряда НРА ДВР. Тарбагатайский аэродром был одним из первых аэродромов на территории Забайкалья. Лётчики вели авиационную разведку позиций войск атамана Семёнова, сбрасывали бомбы и агитационные прокламации. «Командование Народно-революционной армии отдавало приоритет идейно-воспитательной работе среди лётчиков (как-никак больше половины из них – бывшие колчаковцы), не забывало и о материальном поощрении. За каждый сброшенный пуд бомб или листовок полагалась награда в 400 рублей. Впрочем, при тогдашней инфляции эта сумма была чисто номинальной»1.
    С продолжением наступления войск Красной Армии авиационный отряд перебазировался вначале в Читу, а затем на станцию Карымская. С аэродрома Карымской летчики летали на разведку в Монголию, где в то время находились войска барона Унгерна (Роман Фёдорович Унгерн фон Штернберг – генерал-лейтенант, видный деятель белого движения на Дальнем Востоке).
    В июне – августе 1921 года войска НРА ДВР совместно с войсками 5-й армии и войсками Народно-революционной армии Монголии под командованием Сухэ-Батора, разгромив войска барона Унгерна, вступили в столицу Монголии Ургу (ныне Улан-Батор), провозгласив Монголию народной республикой.
    Зима 1920 года, бойцы 1-го авиационного отряда НРА, действующего в составе 2-й дивизии, на трофейном автомобиле следуют на полевой аэродром.
    
Имена в истории

    Многие старожилы помнят о лётчиках ещё одного авиационного отряда, самолёты которого базировались на Тарбагатайском аэродроме в 30-е годы прошлого века. Штаб располагался в доме Н.Я. Федорова (Голубой Дунай), а личный состав жил по квартирам.
    «Внизу дорога была. В сторону Кулей-Арал, Жёлтый Яр, а за селом – аэродром. У нас на квартире лётчики жили – Давид Ильич, Иосиф Адамович, Михаил Иванович Бутенко. Они летали по району, снимали карту Читинской области»2, – вспоминала Мира Никитична Турушева.
    «Мы, ребятишки, самолёты по номерам знали, у нас на квартире жила женщина-лётчица, звали Катей, мы с сёстрами как её самолет увидим, бежим по полю и кричим: «Вон наша Катя полетела!» – вспоминает Михаил Петрович Токаренко.
    В декабре 1965 года в нашу школу пришло письмо от бывшего лётчика Колесникова Петра Тихоновича: «Село Тарбагатай Петровск-Забайкальского района Читинской области. Коллективу учителей и комсомольцев Тарбагатайской общеобразовательной средней школы.
    Дорогие друзья! К вам обращается бывший участник Гражданской войны в Забайкалье и на Дальнем Востоке ныне пенсионер, Колесников Пётр Тихонович.
    Это было сорок пять лет тому назад. Шло лето 1920 года. В Чите ещё свирепствовали атаман Семёнов и японские интервенты. Наша воинская часть, первый авиационный отряд Народно-революционной армии, в котором я в то время служил, летом 1920 года временно был расквартирован в селе Тарбагатай Петровск-Забайкальского района.
    За селом, в юго-западной части, был расположен наш полевой аэродром, на котором находились боевые самолёты.
    По поручению командования и парторганизации авиаотряда мне, молодому бойцу, было поручено собрать сельскую молодёжь и в свободное от службы время проводить с ними политико-воспитательную работу для последующей организации из них первичной сельской комсомольской ячейки. Группа молодёжи составилась примерно человек 12–15.
    Помню, как я с ребятами, подростками и девушками, организовывал и проводил выступления художественной самодеятельности в местной школе, разучивали и пели революционные песни. Путём проведения воскресников оказывали трудовую помощь беднейшим жителям села. Следует сказать, что во всех указанных мероприятиях сельская молодёжь очень активно принимала участие.
    Бедно в то время выглядело село Тарбагатай, большинство домишек были ветхие, с полуразвалившимися заборами. Мне вспоминается, что в группе сельской молодёжи были брат и сестра по фамилии, кажется, Моревы. Других фамилий ребят и девушек я не помню, так как прошло свыше 45 лет.
    В то далекое время вся группа молодёжи вместе со мной были сфотографирована нашим военным фотографом, и каждый из них получил на память групповую фотокарточку. У меня, к сожалению, таковой не сохранилось, т.к. был в госпитале.
    По приказу командования Народно-революционной армии мы выбыли из Тарбагатая, и в октябре 1920 года наша воинская часть вступила в освобождённую от семёновцев и японцев Читу.
    За оказанную нами трудовую помощь беднейшему населению поселковый совет села Тарбагатай вручил нашему авиаотряду благодарственную грамоту.
    Прошло с этого времени свыше 45 лет, я уже стал стар и решил обратиться к Вам настоящей просьбой, быть может, Вы сумеете найти в селе кого-либо из группы моих бывших юных друзей боевого двадцатого года! Возможно даже у кого-нибудь из них сохранилась наша общая групповая фотокарточка тех годов.
    Очень хотелось бы также знать, как сложилась их дальнейшая жизнь. Я убедительно прошу Вас, попытайтесь осуществить мою к Вам просьбу, за что буду очень признателен. Если моя просьба хоть в какой-то степени при Вашей помощи осуществиться, то есть, быть может, найдётся кто-либо из участников описанных мною событий, или обнаружится указанная мной фотокарточка – всё это будет служить ценным для меня материалом, который я собираюсь передать в печать.
    Не теряю надежды на Вашу помощь.
    С уважением, Колесников Пётр Тихонович пенсионер.
    Мой адрес: г. Чита-27, ул. Нагорная 44. 28/XII-1965 г.»3.
    
    Ответили или нет комсомольцы на это письмо, пока неизвестно, но не так давно в сети интернет появилась фотография первых комсомольцев Тарбагатая, которую выложил внук одного из участников тех событий, Бельтюкова Николая Максимовича, Владимир Нестеров из Екатеринбурга, на которой среди других участников есть его дед Николай Максимович (в военной форме). Так может быть, это та самая фотография? И будем надеяться, что кто-то из потомков этих людей, изображённых на фото, откликнется, узнав своих близких (см. фото внизу).
    Из записок учителя истории Н.И. Лазарева известно, что Морев Осип работал на железной дороге стрелочником, был секретарём партийной ячейки. Скорее всего, брат и сестра Моревы, о которых пишет в своём письме Пётр Тихонович Колесников, были его детьми.
    К сожалению, дальнейшая судьба их неизвестна, так же, как и неизвестна судьба лётчиков 2-го авиаотряда.
    
    Михаил Манжесов
    
    1«Военлёты погибшей империи. Авиация в Гражданской войне» – М. Хайрулин, В. Кондратьев. Эксмо, 2008 г.
    2«Слово о Тарбагатае» – Головин Д.А., Ковалёв О.И. Петровск-Забайкальский, 2010 г.
    3Из фондов музея школы п. Тарбагатай
3d
Яндекс цитирования