Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ
    Доронинскому – 310!
ПРИГЛАШЕНИЕ К РАЗГОВОРУ
    Я – за преемственность
СРОЧНО В НОМЕР
    Народ или деньги?
НАШЕ ДЕЛО
    Когда детки малые, а проблемы большие
ЛЮДИ И СУДЬБЫ
    За что обидели тружеников?
К СЛОВУ
    Как живётся сельскому пенсионеру Китая?
О ЧЕМ НАМ ПИШУТ
    Здравствуй, «Земля»!
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
    Нижняя Шахтама. Ганибесовы
ТелеМАНИЯ
    Главная кинобабушка
ЗДРАСТЕ, СТРАСТИ!
    Дом священника и мальчик в серой рубашке
ЗДРАСТЕ, СНАСТИ
    Поймал? Отпусти!
ВЫХОД В СВЕТ
    Спорт и пешие прогулки
ТЕПЛЫЕ СТРОКИ
    Младшая сестра
ЗНАЙ НАШИХ!
    Артисты и баянисты Новотроицка
ДАТА
    Пять десятков вёсен, пять десятков зим…
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Вольная забайкальская поэзия
ЗДОРОВЬЕ
    «Деревянный» курорт
ФАЗЕНДА
    Картофельные секреты внимательного огородника
Выпуск № 28 от 09.07.2019 г.
Нижняя Шахтама. Ганибесовы
Каждый раз, когда я приезжаю поклониться праху моих родных, похороненных в Нижней Шахтаме Шелопугинского района, я останавливаюсь и у этой могилы. Она, сколько я себя помню, всегда здесь была. В 50-х годах прошлого века она считалась самой красивой на нашем сельском кладбище: памятник с цветным фото хорошенького мальчика и красивой надписью, металлические цветы в овальной, как я шутила, ванночке с решёткой, металлическая ограда… Но, как это бывает у нас, своё-то сохранить не можем, а уж чужое… Через несколько лет не стало ни фотографии, ни надписи…
    Летом 2013 года я после длительного перерыва вновь приехала на родину. И когда пришла на кладбище, была рада отметить, что забытая могила обихожена. Кто же здесь потрудился? Тогда этот вопрос остался без ответа. Могилу же сфотографировала и решила внести свою лепту в её оформление: заказать ритуальную табличку с именем того, кто здесь покоится.
    А в начале 2014 года был объявлен краевой творческий литературный конкурс «Книга и я». Просматривая номинации конкурса, подумала, о чём бы могла написать я? Привлекла внимание номинация «Малоизвестные авторы Забайкалья»… Возникла мысль: «Что если я расскажу о Василии Петровиче Ганибесове? Ведь он жил и работал несколько лет в моём родном селе Нижняя Шахтама. И книгу «Старатели» написал о тех годах…».
    С детства его фамилию я слышала в нашей семье, потому что дедушка мой и дядя как раз в те годы трудились там же, на прииске: дядя – главным инженером, а дедушка – мастером по опробованию. Имя бывшего парторга Ганибесова вспоминалось добрым словом, с глубоким уважением. И эта могила, о которой я рассказала выше, – могила единственного сына писателя.
    Решилась и участие в конкурсе приняла (даже успешно: в выбранной номинации получила первое место). Ритуальную табличку заказала. И так удачно сложилось, что в 2015 году поехала в Шахтаму на встречу с одноклассниками и взяла табличку с собой в надежде, что кто-нибудь поможет мне её прикрепить. Помощника и единомышленника я нашла в лице библиотекаря нижнешахтаминской библиотеки Ольги Хахулиной. Во-первых, в разговоре выяснилось, что это она со школьниками взяла шефство над могилой Аполлона Ганибесова, во-вторых, тоже интересовалась творчеством Василия Петровича. Вот они с мужем, но уже после моего отъезда, и установили ритуальную табличку на памятнике, за что я им очень благодарна и давно хотела через газету сказать большое спасибо Оле за её активную деятельность на благо односельчан, за творческую инициативу в работе, за то, что организует вокруг себя на добрые дела и детей села.
    Так как я вновь сегодня вернулась к имени почти совсем забытого в Забайкалье писателя Василия Ганибесова, то хочу поделиться тем, что я узнала о его судьбе, работе и творчестве и таким образом почтить его память не только как писателя, но и фронтовика, участника Великой Отечественной. Он погиб в застенках концлагеря... Материала собрала много, но расскажу самое основное, больше о том, что связано с пребыванием этого замечательного человека в Забайкалье.
    Родился он 14 января 1902 года в Миассе Челябинской области. А далее, как во многих семьях тогдашней России, старший в многодетной семье, помощник отцу-смолокуру, он в 7 лет пошёл в церковноприходскую школу, из-за бедности смог получить только начальное образование, хотя очень хотел учиться. Уже с двенадцати лет Вася трудился в оружейных мастерских Златоуста. После революции стал комсомольцем.
    Военная биография будущего писателя началась в 1924 году после вступления по ленинскому призыву в коммунистическую партию. Служба на Кавказе, в Вологде, Новгороде, Ленинграде… У Василия созревает замысел первой книги, а героев для неё он каждый день видит вокруг себя. С конца 30-х годов Василий Петрович уже постоянно сотрудничает с армейской печатью. В журнале красноармейского литературного творчества «Залп» он работает с такими известными писателями, как Вишневский, Соболев и др. Публикует злободневные статьи, очерки и рассказы о военной жизни. После демобилизации в 1933 году учится в Москве на курсах при ЦК ВКП(б).
    И вот после окончания этих курсов, как и шолоховский Семён Давыдов из романа «Поднятая целина», он был направлен партией в числе других двадцатипятитысячников на один из труднейших участков социалистического строительства – парторгом на золотые прииски Забайкалья.
    Около четырёх лет работал Ганибесов на прииске Шахтама, вблизи границы. Следуя за документальными материалами и текстом романа «Старатели», можно сказать, как нелегко давался каждый грамм золота. «Неряшливые избушки и балаганы, мазанки и крытые дёрном шатры. Около избушек исщеплённые на лучинки высокие пни. На огороженных пряслами дворах головёшки свежезалитых костров. Посёлок был без улиц и без переулков. (…)».
    Таким увидел таёжный посёлок старателей парторг Усольцев, главный герой романа, вобравший в себя многое от самого Ганибесова. Условия труда были тяжелейшими. Ганибесов, опять же через взгляд Усольцева, оценивает их так: «Ужасающий примитив, дедовские, допетровские способы добычи. Тяжело, опасно, непроизводительно, дорого». (Цитирую по роману «Старатели»; он издавался в Читинской области всего раз – в 1950 году. Книга в моей личной библиотеке того выпуска.)
    Мало того, приходилось вести напряжённую борьбу с японско-китайскими белогвардейскими диверсантами, стремившимися сорвать золотодобычу, и просто бандитами, охотившимися за золотом. Нелегко было парторгу Ганибесову организовывать старателей на выполнение плана добычи драгоценного металла. Но постепенно уважение и доверие людей к нему растёт, его поддерживают, за ним идут.
    И здесь нужно сказать о жене писателя, Зое Ивановне. Судя по письмам мужа, она была не просто его большой и единственной любовью, но и незримо присутствовала рядом. Своими письмами она поддерживала его дух, добавляла стойкости и терпения. Зоя Ивановна отправилась к мужу, как только маленький сынишка готов стал перенести многотрудный переезд. Я так была рада найти в интернете фотографию супругов Ганибесовых: всматриваясь в их красивые, одухотворённые лица, чувствуешь их более близкими и понятными.
    В книге челябинского литературоведа А. Шепелевой «Писатель-патриот» приводятся воспоминания самой Зои Ивановны: «Мы жили в тайге, в зоне вечной мерзлоты. Обстановка была очень напряжённая. Постоянно приходилось вести борьбу с японскими диверсантами и остатками банд. Часто среди ночи объявлялась боевая тревога. Ганибесов вскакивает, снимает винтовку и во главе вооружённого отряда преследует бандитов, которые алчно старались захватить золото. Неоднократно были покушения на жизнь парторга.
    Однажды пришло к нам в дом страшное горе. Мы потеряли единственного сына, одиннадцатилетнего мальчика. Вредители заразили речку Унду стойкой дизентерийной палочкой. Дети, в том числе наш мальчик, искупались в Унде и напились воды. Мы сделали всё, чтобы спасти сына. Но всё было напрасно. Всего за две недели схоронили на прииске 380 детей. Потом заражали скот сибирской язвой. Василий Петрович поднял на ноги всю округу, чтобы разыскать вредителей».
    Этот страшный рассказ о смерти детей я слышала и от бабушки с дедушкой. Плач стоял над Нижней Шахтамой. Гробики несли один за другим несколько дней… Поражает число умерших в воспоминаниях Зои Ивановны – 380. Могло ли такое быть? Но посёлок тогда был многолюдным, я нашла такую цифру: 11 тысяч населения, 5 школ… А ведь семьи тогда были многодетные, поэтому, возможно, 380 – реальная цифра. Горе было неизмеримым…
    Зоя Ивановна Ганибесова приезжала в Н-Шахтаму из Ленинграда где-то в начале 1950-х и привезла мраморную плиту с фотографией сына, датами его жизни: 1923–1934. Мой старший брат был очевидцем, как Зоя Ивановна нанимала рабочих для установки плиты, и даже разговаривал с нею. (На фото могила сына Ганибесовых, 2013 год.)
    Но возвращаюсь к рассказу о Василии Петровиче. Он, выполняя свою партийную работу, находит время заниматься литературно-творческим трудом, начинает роман «Старатели», основанный на местном материале. Пишет «Повесть о хозроте» и другие произведения.
    В конце 1937 года его переводят в Читу, в отдел местной промышленности облисполкома. В Чите были опубликованы очерки и рассказы «Разговор под самолётом», «Кошара», «Песня Гуда» и другие. (Тексты этих рассказов пока не нашла. Каких-либо более подробных свидетельств об этом периоде – тоже.)
    Поняв, что писательская работа становится профессией, Ганибесов переезжает в Ленинград. Здесь снова получает возможность общаться с литераторами, продолжает работу над романом «Старатели», пишет рассказы «Бадмай», «Наши пришли» и др.
    В 1939–1940 годы совсем рядом с Ленинградом шли бои с финнами. В творчестве Ганибесова темы военно-патриотического воспитания молодёжи снова становятся главными. Сестра писателя Мария Петровна вспоминала: «Я была у них в Ленинграде в 1939 году зимой. …Шла финская война. Он тогда дал мне прочесть напечатанный на машинке роман «Старатели», говорил, что его консультировал Вячеслав Шишков и роман одобрил, а после доработки он сдаёт рукопись в издательство. И действительно, вскоре роман сдал, но началась война, и его не напечатали».
    Великая Отечественная… Активный общественник, член партбюро Ленинградского отделения Союза писателей В.П. Ганибесов уходит добровольцем на фронт. Первое ранение под Смоленском, после которого батальонный комиссар Ганибесов получает назначение военным корреспондентом, а позднее добивается направления на передовую.
    «В октябре 1941 года часть, в которой находился В.П. Ганибесов, оказалась отрезанной от соседних подразделений и в районе Гжатск – Вязьма попала в полное окружение. Вместе с товарищами корреспондент Ганибесов принял здесь неравный бой, был ранен в обе ноги и, обессиленный и потерявший сознание, оказался в плену. Его, как красного комиссара и наиболее опасного агитатора, фашисты направили в особой значимости концентрационный лагерь в Нюрнберге.
    Измученный ранением, тяжёлой болезнью сердца и острой формой дистрофии, прикованный неподвижностью к нарам военнопленный под номером 2136 остался настоящим коммунистом и не прекращал агитационной работы, хотя фашисты подвергали его за это нечеловеческим истязаниям. 27 января 1943 года после очередных пыток Василий Петрович скончался. Надзиратели даже не разрешили предать тело умершего земле, и поздно ночью товарищи по бараку, рискуя жизнью, тайно вынесли и похоронили его»... (По ресурсам интернета.)
    Потрясающее обращение нашла я на одном из форумов: «Меня зовут Измайлов Феликс, я веду работу по расшифровке плит с именами погибших на Южном кладбище в Нюрнберге. Всего 40 плит, из них на октябрь 2012 года обработано 27. Найдёте среди фамилий родственников – готов выслать фотографии самой плиты…» И вот что мы видим в расшифровках Ф. Измайлова (низкий поклон ему за эту подвижническую работу!): «90. GANIBESOW WASSILIJ 01.11.1900 28.01.1943 Ганибезов Василий (зап. №82059838)». Ещё нашла: «Политрук Ганибесов Василий Петрович, 1902 г.р., умерший 27.01.1943 исключается из списков СА. Жена – в Ленинграде». Дата смерти совпадает. А в карточке военнопленного – «интендант»!
    В день 80-летия писателя-патриота благодарные земляки открыли на доме №52 по улице Больничной в г. Миассе, где он родился и провёл 1902–1914 и 1918–1920 годы, памятную мемориальную доску. В музее и библиотеках Миасса фонды писателей представлены в том числе и именем В.П. Ганибесова.
    Зоя Ивановна, намного пережившая мужа, не раз приезжала на свою малую родину – в Миасс. О ней, скоропостижно умершей и похороненной в этом городе, сохранились очень добрые и светлые воспоминания. Имя Василия Петровича занесено на мемориальную доску в ленинградском Доме писателей вместе с именами других литераторов, погибших на войне.
    Василий Петрович Ганибесов прожил короткую, но яркую жизнь, достойную подражания.
    
    Лариса РЕЗАНОВА
    
    От редакции:
    Благодарим автора за необыкновенно интересный материал, краеведческую работу и человеческое неравнодушие. Долгая память писателю и фронтовику, его семье, служившей Забайкалью и оставившей здесь самое дорогое.
3d
Яндекс цитирования