Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
АКТУАЛЬНО
    Деньги – детям
БУДЕМ ЗНАКОМЫ
    Блаженство хозяйствовать
У ВСЕХ НА УСТАХ
    Наверное, хотели как лучше…
ЮБИЛЕЙ
    Нерчинск, с праздником!
РЕПОРТАЖ НЕДЕЛИ
    Первая. Традиционная?
БЕЗ РЕТУШИ
    Как по муромской дорожке
О ЛЮДЯХ ХОРОШИХ
    Хозяева кордона Агуца
ХОЧУ СКАЗАТЬ
    Мамины глаза
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
    «Враги народа» не знали, за что умирали
ТелеМАНИЯ
    Талант под свастикой и вечное творчество
ЗДРАСТЕ, СТРАСТИ!
    Последняя глава
ВЫХОД В СВЕТ
    «Побратимы Халхин-Гола» и Сальвадор Дали в Чите
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    Звёзды Гласко
КАСАЕТСЯ ВСЕХ
    Уехать или остаться?
НАБОЛЕЛО
    Калганский район без прикрас
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
    Вольная забайкальская поэзия
НА ТЕМУ ДНЯ
    Бесплатный гектар. Испытано на себе
Выпуск № 34 от 20.08.2019 г.
Как по муромской дорожке
Как помнит читатель, из двух сёл в прямом южном направлении от развилки трёх дорог в центре Ононского района Красная Ималка осталась без освещения в июльских материалах.
    Ранее всё внимание было уделено Усть-Ималке, практически исчезнувшей от степного пожара из-за кордона. Только две эти Ималки друг от друга отрывать нельзя – эти два села неотделимо связаны между собой. Усть-Ималка и была-то образована как третье отделение знатного совхоза «Красная Ималка», известное среди местных как адагай ферма, то есть последняя ферма, или отделение. Вторым был Аршантуй, ликвидированный хрущёвским укрупнением. И сейчас Усть-Ималка, печально известная своей трагедией, входит в Ималкинское сельское поселение. Конечно, в разговоре с главой поселения Еленой Ойдоповной Дамбаевой и шла речь о пожаре, случившемся 19 апреля на территории, подведомственной ей.
    
Со слов главы села

    Первый раз огонь подошёл к российской территории из глубины сопредельной Монголии 16 апреля. Из-за своего расположения на смежной территории в очень малолюдном месте этот степной пал не был затушен. Направляемый обычными здесь северными апрельскими ветрами, тот огонь тихо ушёл опять за кордон, но 19 апреля начался сильный ветер обратного направления. Он-то и сотворил большую беду в этом уголке южного Забайкалья. Кстати, 18 апреля 2012 года точно такого же характера ветер с юга уничтожил почти весь Цасучейский реликтовый бор на площади более 38 тысяч га. Только тогда недотушенный к этому времени очаг, раздутый ветром, огненной лавой ушёл к лесу не из-за границы, а с российской территории. Пожар 2019 года распространился почти по такому же сценарию, только сейчас пострадал от него уже не лес, а целая деревня, имевшая в советское время и своё градообразующее предприятие, и самостоятельную государственную ячейку, то есть свой сельсовет. Но это было уже давно, как будто в доисторические времена.
    Как рассказывает глава, 15–17 км от государственной границы огненный вал, гонимый сильнейшим ветром, прошёл всего за 30 минут. Участь Усть-Ималки была предрешена. Прошлогодняя высокая ветошь при ураганном ветре с пыльной бурей не давала ни единого шанса противодействию огню. Обычные методы борьбы со степными пожарами здесь никак не действовали. Огненные шквалы, как рассказывает Елена Ойдоповна, стали поджигать село в шахматном порядке. Пришлось людям всё бросать и спасаться бегством, благо, путь этот был на всякий случай заблаговременно подготовлен до Красной Ималки. Если бы этого не было, не миновать бы, кажется, человеческих жертв. А была ли возможность спасти село от огня при другом раскладе – вопрос риторический. Кое-что, конечно, можно было сделать по профилактике стихийного бедствия. Во-первых, сильно подвела связь. Почему-то в Красной Ималке поставили сотовую ячейку «Билайна», который не ловится в Усть-Ималке. А вышка «Мегафона», через который обеспечивалась какая-то связь в сгоревшем селе, находится не в центре сельского поселения, а в селе Кулусутай, на противоположном берегу озера Барун-Торей, в 25–30 километрах от Усть-Ималки. Но как только начинается ветер, электроэнергия на Кулусутай тотчас отключается с подстанции в Красной Ималке и связь секунд через 30 тоже исчезает. И всё это из-за того, что на вышке в Кулусутае не стоят аккумуляторы, и дозвониться куда-то в это время из этих мест просто невозможно. Будь «Мегафон» более практичен и установи аккумуляторы, связь была бы. Но этого не происходит. Может, после публикации в газете телекоммуникационный гигант всё же установит аккумуляторы на вышку в Кулусутае. Хотя ещё в сентябре 2018 года после обращения главы села по поводу плохой связи министром территориального развития Забайкальского края Виктором Паздниковым было направлено отношение в адрес операторов сотовой связи ПАО «Мегафон» и ПАО «ВымпелКом». Только тогда связисты не отреагировали должным образом.
    Со слов Елены Ойдоповны, сказанных сразу после пожара и зафиксированных в интернетовском ролике, пожарные приехали уже после того, как село занялось огнём. И на другом видеоматериале видно, что огнеборцы тушат уже остатки сгоревшего жилья. Как бы то ни было, сейчас Усть-Ималки практически не существует, жители-погорельцы переселились в большинстве своём в Читу, где с помощью государства приобретают вторичное жильё и строят планы по возведению жилья в селе самостоятельно, без помощи государства, уже в несколько туманной перспективе. Сейчас в селе ремонтно-строительные работы идут только по запуску дома культуры и на местах сгоревших стоянок. Те жители Усть-Ималки, которые не смогли доказать, что имели законное жильё в селе, и те, кто жили без прав, переселились в уцелевшие несколько домов с согласия их номинальных хозяев, не бросая свою уцелевшую животину и привычный образ жизни. Восстанавливаются фермерские и обычные стоянки, и дела там идут неплохо, и стройка получается качественная благодаря добросовестным подрядчикам. Мы, надеюсь, вернёмся к этим стоянкам, возрождающимся благодаря воле малочисленного состава здешних животноводов, как птица Феникс из пепла.
    Вот таким образом пока обстоят дела после пожара и 2 месяцев прошедшего лета в Усть-Ималке. А до Красной Ималки огонь не дошёл, хотя спалил несколько стоянок СПК, но здесь другая беда, которая также вынуждает людей уезжать из этих мест.
    
Красная Ималка сегодня

    Раньше село было большим и красивым, а совхоз, с которого началось мясное скотоводство не только в Забайкалье, а во всей Сибири, был очень знаменит и богат. К сожалению, это остаётся в прошлом. Посудите сами: в средней школе со знаменитой опытно-производственной бригадой осталось всего 42 ученика, которые обучаются в наполовину пустом, но хорошем типовом здании, очень ухоженном и являющемся настоящим оазисом культуры села.
    Совхоз, ныне СПК «Красная Ималка», в эти дни подошёл к грани полного краха, как говорят многие ималкинцы, из-за непомерного груза кредитов в виде лизинга на комбайны и другую подобную технику. Два этих взаимосвязанных фактора – слабое хозяйство и уменьшающаяся школа – и заставляют людей покидать эти, в общем-то, весьма неплохие для хозяйствования места.
    В Красной Ималке сейчас очень много домов с заколоченными, а то и голыми оконными проёмами. Везде видны пустые места вместо жилищ, как в деревянной, так и в кирпичной застройках села. Половины полублагоустроенных многоквартирных двухэтажек-хрущёвок, гордости совхоза, уже нет. Фасад дома культуры зашит обыкновенной доской, и везде прогалы, прогалы.
    На плохое состояние коллективного предприятия указывает совсем бесхозная на вид заправка с разваленным забором. Лишь зерноток под чьим-то добросовестным хозяйским глазом, кажется, цел и может быть запущен в работу. С началом нового влажного цикла есть надежда, что площадки тока будут, наконец, загружены зерном. Техника-то, заказанная зачем-то в период жесточайшей засухи, если цела, наконец, начнёт давать отдачу. На улицах – ни души, лишь памятник ленинградских ваятелей скорбно стоит возле ветшающего дома культуры. Автор месяц тому назад случайно в Чите повстречался с уроженцем Красной Ималки, живущим уже давно на Дальнем Востоке и побывавшим недавно в родных местах. Он был шокирован удручающей картиной сегодняшнего села. Если дело пойдёт так и дальше, то Красную Ималку ждёт печальное будущее.
    Не хотелось бы заканчивать путешествие в этом направлении нашей дорожки на совсем уж минорной ноте. Всё-таки мы живём в государстве, и не окажи оно помощь погорельцам, представить страшно, что было бы здесь. А в общем, здесь, ничего не поделаешь, мрачных картин больше, таковы реалии сегодняшней жизни на этой окраине великой страны. Возникают вопросы, почему здесь так, почему эти две Ималки сильно пустеют при наличии базового хозяйства и достаточно хороших условий для хозяйствования, и почему осталось всего 40 школьников в школе, хотя её питали целых два села? Ведь в соседнем Буйлэсане куда хуже, вроде бы, обстановка, и колхоза с заставой давно нет, но в школе около 60 учеников. В чём тут дело? Может, местоположение такое, а может, дело в сборном контингенте людей, приехавших когда-то сюда на заработки и покидающих эти места при первом же удобном случае, а может, ещё в другом? Или дело всё-таки в руководителях, функционерах от власти, прибывших из дальних или ближних мест, чтобы просто «руководить» местным «плебсом», ничего не привнося нужного и полезного. Ведь во многом из-за действия или бездействия районных и федеральных чиновников происходит запустение вслед за сокращением школ, больниц, ФАПов. Одна беда тянет за собой другую. Будь Ималки помноголюднее, не сгорела бы Усть-Ималка полностью, как 19 апреля 2019 года. Много здесь вопросов возникает, и надо их решать. Иначе в ближайшем будущем от Ималок останутся лишь одни воспоминания.
    
    Геннадий Болотов
3d
Яндекс цитирования