Газета 'Земля'
РЕДАКЦИЯ ПОДПИСКА РЕКЛАМА ВОПРОС-ОТВЕТ
Содержание номера
НОВОСТИ
    Совет недели
    Акцент недели
АКТУАЛЬНО
    Деньги – детям
БУДЕМ ЗНАКОМЫ
    Блаженство хозяйствовать
У ВСЕХ НА УСТАХ
    Наверное, хотели как лучше…
ЮБИЛЕЙ
    Нерчинск, с праздником!
РЕПОРТАЖ НЕДЕЛИ
    Первая. Традиционная?
БЕЗ РЕТУШИ
    Как по муромской дорожке
О ЛЮДЯХ ХОРОШИХ
    Хозяева кордона Агуца
ХОЧУ СКАЗАТЬ
    Мамины глаза
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
    «Враги народа» не знали, за что умирали
ТелеМАНИЯ
    Талант под свастикой и вечное творчество
ЗДРАСТЕ, СТРАСТИ!
    Последняя глава
ВЫХОД В СВЕТ
    «Побратимы Халхин-Гола» и Сальвадор Дали в Чите
ЛЮДИ ЗЕМЛИ ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ
    Звёзды Гласко
КАСАЕТСЯ ВСЕХ
    Уехать или остаться?
НАБОЛЕЛО
    Калганский район без прикрас
НЕСКУЧНАЯ ЗАВАЛИНКА
    Литературная гостиная
    Вольная забайкальская поэзия
НА ТЕМУ ДНЯ
    Бесплатный гектар. Испытано на себе
Выпуск № 34 от 20.08.2019 г.
Калганский район без прикрас
Писать такое о земле, где ты родился, куда возвратился и, по сути, отдал всю жизнь, очень непросто, нужно дойти до состояния, когда хуже быть не может, когда уже не за что хвататься. Когда боишься людей, став чужим среди своих.
    В статье не говорится о проблемах, которые требуют вложений. Для решения проанализированных проблем достаточно формальным и неформальным сообществам поставить единую цель, совместно решая одну проблему, каждому выполнить свои задачи, эффективно использовать ресурсы каждого для достижения общей цели. Надежды на то, что я статьёй могу что-то изменить, нет. Уже нет. Статья – описание причин ухода человека в социальную изоляцию, даже если он работает, имеет неплохое образование, понимает, что происходит вокруг, и знает, как это исправить.
    Есть ещё одна причина появления статьи: все, от кого зависит жизнь моего села и моего района, не смогут сделать вид, что проблем нет.
    Статья о всем известном кризисе понимания, о кризисе, решение которого зависит от каждого из нас, но лишь совсем немногие это признают.
    Пока статья писалась, Калганский район посетил временно исполняющий обязанности губернатора Александр Осипов. Почти все жители района узнали об этом с экранов телевизоров, а ведь очень многие надеялись на этот визит, ждали его. Можно предположить, в силу скоротечности визита все наши проблемы не было возможности рассмотреть. Пусть статья это частично выполнит эту задачу.
    
О социальных проектах

    Именно реализация социальных проектов обнажила до конца проблемы нашего района и моего села. Складывается впечатление, что руководители всех рангов вообще не понимают целей и задач, средств реализации социальных проектов, или подобная деятельность не укладывается в их стиль работы. Любой социальный проект нацелен на консолидацию социальной общности через совместную деятельность, через объединение людских, материальных, административных, информационных и т.д. ресурсов. В результате социального проекта не только появляется парк, проходит День села, работает спортивная площадка, строится новый забор – это даже не самое главное. Главное – отдельный человек начинает ощущать, что он не один, налаживаются горизонтальные связи, независимые от государства, помогающие жить, из которых возникает гражданское общество.
    Любой социальный проект – это чья-то инициатива, идея, которую нельзя воплотить в жизнь одному. Если выйдут работники администрации и построят Ледовый городок, красивый и добротный, даже на глазах у населения, это не улучшит отношения между людьми, между жителями и администрацией. В современном мире действуют иные механизмы консолидации общества. Работу этих механизмов должны освоить и руководители, и активисты. Для этого надо сесть за один стол, и не только тем, у кого формальная власть, всем, в ком есть желание изменить мир вокруг себя, сделать доброе для других. И общество, и власть при реализации любого проекта должны быть вместе. Они будут испытывать чувство элементарной благодарности друг к другу, если будет возможна совместная деятельность, всегда дающая результат. Диалог не ведётся не только по вине официальных властей, мало среди жителей тех, кто готов жертвовать деньгами, временем, душевным спокойствием ради общего блага. Всю жизнь просидеть у своего телевизора, в своём огороде, на своей кухне не получится. Во время реализации большего проекта, одной из целей которого было благоустройство села, выяснилось, что благотворительность – это не черта большинства моих односельчан. За то, что их попросили пожертвовать символическую сумму, они готовы были в прокуратуру бежать, они начинали ненавидеть тебя за то, что им было жалко денег, и как-то уж неприлично они выглядели сами перед собой. Люди отказывались прийти на полчаса, чтобы прибить десяток готовых досок, чтобы десять лет ходить всей семьёй вдоль целого забора. Другая закономерность прослеживалась чётко и очень больно: чем материально крепче семья, тем меньше она готова к благотворительности, созданию общественных благ. Исключения есть всегда, но их мало.
    Совместное воплощение идеи на одной площадке позволит встретиться порой соседям, которые друг другу не говорили «здрасти». Вместе заколачивая гвозди, сажая деревья, члены сообщества выстраивают те межличностные отношения, которые не возникнут ни при каких других обстоятельствах. Созидая, совершенно разные люди поняли, что всё-таки есть у них общий интерес. И если грамотно подойти к этому процессу, проще говоря, собирать людей не раз в два года, и не только на зрелища, можно противопоставить отчуждению, пассивности, мещанству, социальной изоляции то, что делает нашу жизнь комфортной: взаимопонимание, доверие, активное отношение к жизни, желание вместе с другими что-то менять.
    Ещё одна показательная история гранта. В год 70-летия Победы на Гражданском форуме удалось выиграть грант на реализацию проекта, частью которого стало создание парка «70 лет Победе».
    На пустыре появился крепкий, добротно сделанный парк. В селе нашлось полтора десятка трудолюбивых мужчин, глава администрации подключил все свои ресурсы и несколько индивидуальных предпринимателей с лесоматериалами, техникой – в кратчайшие сроки.
    Всё началось замечательно, но сейчас там роща не шумит. Первый раз посадили черёмуху и сирень – козы съели, посадили второй раз хвойные – козы съели, третий раз каждый посадил, что захотел, – козы съели. Никто ни за что не ответил. В парке бушует бурьян. Странную солидарность проявляют мои односельчане – все молчат. С соседом из-за коз ссориться не хотят.
    
Об исторической памяти

    Мы поэтому так и живём, что вспоминаем лишь о том, о чём было приказано помнить сверху. Делаем это на элементарном уровне, проводя парады, наивно полагая, что груда искусственных цветов у обелиска – символ нашей исторической памяти и патриотизма. Чувство патриотизма на одних митингах и линейках, в школьных кабинетах и только в мае сформировать нельзя. Историческая память формируется через музеи, архивы, кладбища, коллекции, годовщины, юбилеи, похороны, СМИ и т.д. Построенный забор вокруг обелиска жителями, а не администрацией вместо искусственных цветов в нарушение православных традиций – один из инструментов сохранения памяти о Великой Отечественной войне. Увидев реакцию на подобное предложение, второй раз предлагать нет сил. Празднование 190-летия Михаила Илларионовича Михайлова, поэта, переводчика, общественного деятеля, чья могила на территории села, могло стать консолидирующим во всех отношениях событием для села, района, края. На все попытки обратить внимание на важнейшее событие для всей России последовала лишь реакция от моего непосредственного начальника: «Вы, конечно, можете провести театральный фестиваль, посвящённый юбилею поэта, но направьте энергию в доброе русло». Понятие «добро» тоже становится многозначным.
    Бюрократия ищет элементарные решения, новые знания она не готова принять, это таит в себе опасность для её самосохранения, и любая идея глохнет в очередной раз.
    Ещё три года назад, готовясь к празднованию Победы, за один стол садились, пусть с трудом, но договаривались, и ощущалось продолжение отношений в сообществе и после праздника. Празднование 9 Мая состоялось, оно получилось ярким, громким, но никого ни с кем не примирившим. У всех, кто принимал участие в организации праздника, была цель доказать: «Мы тоже работаем». Очередной парад состоялся.
    
О том, как закрывают комнаты Боевой славы

    До 1 февраля 2019 года я не поверила бы никому, что подобное может случиться. Полгода я добиваюсь того, чтобы кто-то из системы образования публично оценил действия моего директора М.В. Судаковой Если в этом ничего нет плохого, так скажите об этом публично. В ответ на мои претензии, как всегда, начинают разбираться в том, как я выполняю свои обязанности. Во всём есть плюсы. Несколько лет у меня существует научный интерес к пониманию причин таких сбоев в системе образования. Какие выводы можно сделать, пройдя с недвусмысленной ситуацией среди многих людей из системы образования: важнейшее звено – учредитель. В данном случае – районное управление образования. А ещё точнее – его руководитель. У директоров школ неограниченная власть, и главный критерий отбора на эту должность – умение вовремя сдать отчёт. А бумага всё стерпит. Добавим к этому отсутствие коллегиальности при принятии решений, отсутствие единой информационной политики в сфере образования. Итог – пропасть между тем, что декларируется на федеральном и краевом уровнях, и тем, что реализуется в школах. Не сможет министр образования края предусмотреть случаи, выходящие за рамки разумного и просто узнать о них. Такие ситуации контролирует сообщество. А оно снова промолчало. Кроме трёх коллег никто не посчитал закрытие комнаты Боевой славы событием, которое надо осудить.
    
О взаимодействии структур

    Заставило рассуждать на эту тему видимое противоречие. Главой администрации была избрана Светлана Валерьевна Муратова, относящаяся к селу как к своему дому, таких трудолюбивых и хозяйственных людей, готовых руководить большим пассивным сообществом с огромными брешами во всём, найти было трудно. О её благотворительной деятельности, наверное, надо говорить отдельно. Чувство уважения к ней возникло, когда мы вместе тушили пожар, реализовывали проекты, поддерживается это чувство опрятностью центра села, цветочными клумбами, реальными делами. Отбросив все эмоции, жителям села надо признать: вся администрация сейчас – это работающая команда, но граждане, с одной стороны, связывают решение проблем с властью, с другой стороны, убеждены, что их ожидания не оправдаются. Более того, в любом решении местной власти граждане найдут негативные стороны. Порой власть и местное сообщество вообще не слышат друг друга. Весной возникла реальная угроза перехода огня на село: из восьмисот жителей пришли тушить лишь два десятка. Даже близость угрозы среде проживания не заставила людей сдвинуться (есть же местная власть, приехали пожарные). Эта пассивность выражается даже в том, что негативное отношение к власти выражают лишь на кухне. Прийти и в открытую сказать о своих претензиях означает взять на себя ответственность. У муниципальных служащих сёл района присутствует понимание необходимости сотрудничества с местным населением, но на сегодня большая часть их работы – это работа с документами, которую граждане не видят…
    Бюрократия и СМИ в районе показали, что на сегодня они не могут быть посредниками среди различных социальных групп, не могут поддержать инициативу. Районная газета выполнит роль посредника, если опишет лишь как не спал ночами наш глава администрации, боясь пожара, лично контролируя обжиг, сутками дежуря нынешней весной. И станет видна деятельность администрации, которая многие считают существует в другой реальности. За многие годы жизни в районе мне встретился один поистине связующий между народом и властью человек – депутат Законодательного собрания Забайкальского края Акулова Элина Валерьевна. Но у нас в крае хорошие люди редко задерживаются, для них создают условия, несовместимые с их системой нравственных ценностей.
    Главные социальные факторы в селе: школа, детский сад, дом культуры, коллектив администрации. В последние годы школа утратила роль центра социального взаимодействия, имея для этого все ресурсы. Сейчас эту роль выполняет дом культуры при поддержке администрации, но ведь он работает до 5 часов, а не с 5. Дом культуры, в котором чисто и тепло, закрыт к тому моменту, когда освободились школьники и домохозяйки, на улицу вышла молодёжь.
    Соседний Приаргунский район воспринимается как другое государство. Почему-то там освоили новые формы работы и в сфере культуры, и в социальной, и в экономической, у нас же им сопротивляются, воспринимая новые идеи с агрессией или в зависимости от того, кто предложил.
    Говорят, равнодушие – это забота о себе. Большинство в селе собирается жить вечно. Очень стыдно и больно за тех, кому некогда даже похоронить. Никого никто не может заставить выразить сострадание, но если вы в данной ситуации не забываете о себе, что ждать от следующего поколения. Когда при мне начинают ругать федеральную власть, у меня есть железный аргумент: на похороны ходить тоже Москва запретила.
    Каждый знает то, что описано выше. От каждого из нас зависит, станет ли ещё хуже, или мы начнём думать друг о друге.
    
    Полина Желиба, житель Калганского района
3d
Яндекс цитирования